Главная / ОТЧЕТЫ С ВЫЕЗДОВ ШКОЛЫ / Краснодарские хокку

Краснодарские хокку

Есть в скалолазании какая-то поэтика, что-то неуловимое, что превращает сухие слова упражнений в изящные строфы перехватов.

Лазание на трудность – это вдумчивая проза. А боулдеринг – это, конечно, поэзия. Длинная или короткая. Запредельная или понятная. Плавная или рваная. Но каждый раз – другая: сегодня ты увидел одно, а завтра – рассмотришь другое. Разумеется, если это стихи, а не рифмованные строчки. Боулдеринг — это порой лишь пара строк, в которых заложена бездна… Вроде бы, на первый взгляд, и букв мало, и слова по отдельности знакомые. Но стоит вчитаться. Стоит разложить. Вдуматься. Почувствовать. И ты уже проваливаешься, как завороженный. Вглубь. В музыку. В искусство. Искусство увидеть, пусть даже и не вылезти потом, но хотя бы увидеть, почувствовать. А вылезти, возможно, смогут и другие. Стихи пишут единицы, а читают тысячи. Смотрят. Вглядываются. И вдруг разглядывают. Начинают видеть. Здесь в блок. Там — крест. Тут — заложить пятку и выкатить. И получается ОНА! По отдельности просто слова. А вместе – поэзия.
Так и просится ввернуть «красиво излагает»! Пожалуй, слегка разбавлю пламенную тираду сухими фактами и бренными мыслями о насущном.
Недели за три наших сборов бригада «Ух» с трех человек неожиданно выросла в 17, что воодушевляло и сулило отличные выходные в приятной компании. Большинство из нас, необстрелянные болдерингистов, впервые ехало опробовать свои силы на естественном рельефе (трудность, как вы понимаете, не в счет). В общем, говоря словами старой сказки, ехали «туда не знаю куда, отыскать то не знаю что».

ИзображениеИзображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Первые Краснодарские блоки вызвали некоторое удивление – стоит камушек размером с холодильник – неужели это и есть боулдер, трасса, проблема? На камне отметина красной краски с номером проблемы. Пойти выше, вглубь, подальше – и попадаются большие валуны, высотой по 2-3 метра. Наверху есть и хайболы, такие высокие, что без веревки лезть страшно – четыре-пять метров. А если учесть, что под камнем не ровная площадка, а покатый склон, с которого съезжает пад, то высота становится ощутимой.
Но в большинстве случаев – весь боулдеринг – это лежачий старт и один-два запредельных (для меня) перехвата. Как японская хокку. Изящна. Кратка. Без лишних, пустых слов-перехватов. Минимализм. И в этом вся прелесть и эстетика.
И тут посмею согласиться! Подавляющая часть болдернигов в лесу действительно представляют собой проблему на старте с последующим долазом. Но, стоит оговориться – были на фесте несколько довольно внушительных хайболов, которые приятно выделялись из общей массы бульников. К тому же, были в том лесу довольно много еще ждущих своего часа (читай – неочищенных) весьма незаурядных камней, впечатляющих своими размерами и линиями.
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Пады можно подсунуть не под всякий старт – порой они слишком высоки для того, что бы поставить ноги. В таких случаях хорошо стартовать с пенки. Под пады обязательно нужно класть клеенку – сырой мох буквально напитан водой. Полезно иметь тряпку для протирания скальников – иначе они быстро становятся скользкими от мха, сырой прошлогодней листвы и грязи, на который, как ни пытайся, все равно наступишь.
Песчанник – коварный камень. То он крошится, когда не надо, то отрываются «ручки», то склон щерится острыми вкраплениями острых камушков. Наверное, блоки за эти два дня изрядно раздели. Но, думаю, они от этого стали лишь интереснее. Поэтому же щетку лучше иметь не железную – в пылу зачистки можно начертить ручканов.
Наверное, многим заядлым матрасникам эти нюансы покажутся вполне очевидными, но мы все это разучивали, что называется, в пылу сражения.[/i] Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Быт – палатки. Воды и дров – без ограничений! Дорога рядом. Наверху, поближе в верхним камням, есть роуминг (мтс устойчиво принимает почти до самого низа, до реки, между лагерем и секторами). В общем, полный набор туристических удобств.
Прибыв на место, ставим штаб дивизии – огромную палатку Индееца. Позади осталось все! Пустая комната и пустой холодильник. Позади дела, которых не переделать. Вопросы, которых не решить. Позади утренняя метель. Пробки. Суматоха регистрации. Дрёма перелета. Анархия закупки продуктов в супермаркете. Загрузка газели «под горловину», когда еще чуть-чуть и она лопнет, разойдется по шву. Тряска дороги. Все это позади. Впереди — целая жизнь, за вычетом прошедших двадцати девяти лет, и целых два дня – два коротких дня этой жизни, промежутки между которой заполняются буднями работы.
Вылет сопровождали истошные крики сотрудницы аэропорта «я вас сниму с рейса» и «нет, ну они даже не торопятся»… Хоть кто-то радеет в стране за гражданскую авиацию.
И пускай себе кричит, ей вон как тяжело! А мы что, мы перенесем, у нас же впереди Краснодар и камни.
Место для лагеря довольно удачное – возле небольшой речушки, за которой и начинается основной сектор. Площадка ровная, обустроенная, в общем, лагерь получился как в образцово-показательных пионерских походах! Да и до дороги метров 100, так что тягать свои баулы далеко не пришлось.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Вечерело. Камни, которые теперь совсем рядом, манили магнитом – надо попробовать, пролезть. Идем лазать. В сумерках прячутся мизера. Получается не многое. Камни – как стихи – их надо осознать. Наспех ничего не получается. Но вот уже ловится ритм, стоят ноги и держат руки. И хоть и немного, но было это ощущение, когда раз, и ловится, ощущается движение, в котором все и заключалось.
Ужин и остаток первого вечера прошли в нашем командирском вигваме. Правда, в основном, проходит мимо меня – догнала усталость. Ничего, завтра наверстаю. Закапавшись в спальник мгновенно провалился в ту бездонную глубину сна, которая бывает лишь в горах, на природе, где воздух, не загаженный цивилизацией, насыщает силами и сон, даже самый короткий, делает нас новыми, как заново родившимися…
В первый вечер лазали без гайда и внятного представления, где что лежит. Бегали с выпученными глазами от камня к камню, пытаясь «понадкусывать» побольше, пока не стемнело. Да и когда стемнело, тоже)) Как говорится, кто ночью в фонариках petzl не болдырял, тот жизни не видал!

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

— Вовка! Вставай! Уже полдвенадцатого, все ушли лазать!!!
Это Миша решил пошутить. Индеец, поворачивается на другой бок и продолжает спать, а я подрываюсь. Миша. Леха, приехавший ночью. Дина и я через — 30 минут мы уже идем вверх по бурелому сухих веток и кустов – к камням. За эту ночь приехало ощутимо много народу. В лагере кругом стояли палатки. Прохлада раннего ясного утра вывела Мишаню на чистую воду – времени было от силы часов девять, но надо отдать должное – в первые мгновения пробуждения именно благодаря ему я вскочил, а не медленно боролся с ленью вставать. Хотелось попробовать все, побольше полазать, побольше пролезть. Дайте таблеток от жадности, да побольше!
Проснуться полвосьмого свежим и полным сил – такое со мной, откровенно говоря, случается не часто. Ну а раз так, к чему терять драгоценное время, которого было совсем не много. Вот и пришлось в отношении некоторых представителей творческой интеллигенции применить военную хитрость.
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

В тот день было много лазания. Были и высокие стенки, и низкие потолки. И приземистые покатые камешки. И гладкие. И изрытые трещинами. Был неожиданный крест ногами (по моему, это была 22-я или 23-я трасса). Автор – Дина. Я лишь попробовал исполнить. И один раз получилось. Правда, от пальца оторвало чуток кожи – мелочь, заболтал пластырем. Зато потом, когда достали и включили камеру, я, как ни старался, повторить это движение так и не смог. Пробовали с Мишей и Лёхой семерку (номер не помню) – камень на склоне, который, лежа вниз головой, нужно сверху обнять ногами и, стартанув с такого положения, сделать всего один перехват. Один. Но какой! Одно слово – семерка!
Сходили пообедать, вернулись и продолжили! Последние камни лазали по темноте. И полночи сидели сначала в палатке, потом у костра, потом опять в палатке. Угомонились лишь под утро.
Да, основной день болдер-марафона прошел в ударном темпе. Группа в полосатых шапочках лазала много, жадно и со вкусом! Со стороны могло сложиться впечатления, что голодные до новых проблем искатели, просто мечутся от одного бульника к другому, не пытаясь что ли собрать, но то только со стороны! Когда настало время «собирать камни» и считать баллы, оказалось, что у самых изголодавшихся в активе было около трех десятков собранных проблем. А что, по мне, так очень даже результат!
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Воскресение встретило хмурым небом. Вчера отлазали так, что сил практически не осталось. Полежать бы, понежится в спальнике – ведь уже появилось это воскресное ощущение предстоящего понедельника. Но как-то незаметно мы встали и, позавтракав, перепрыгнули речку и тяжело дыша поднялись почти на самый гребень склона. Попробовали шестерки. Пощупали семерки. Перешли на другой сектор, опять пробовали. Мишаня пролез в онсайт две 7а. Я – одну из них в онсайт (!). Вторую с 4-й попытки. Конечно, это были совсем не семерки, может, даже пятерки, просто они были расположены на склоне и довольно высоки – падать оттуда было страшно – вот за «очкизм» им и повысили категорию! Странное дело – мне лезть было не страшно. Может кому-то это и покажется смешным или надуманным, но проблема страха для меня – не пустой звук. Лазать с нижней страшно даже на скалодроме. А тут – вроде бы опаснее, чем сорваться с нижней на скалодроме. Тут – под тобой метры пустоты, обрывающиеся маленьким падом, да несколько рук, вытянутых в твою сторону. Но – не страшно!
Эти две семерки конечно не пятерки, как их с легкой руки прокатегорировал Вовка, но больше чем на 6а/б они точно не тянули. Дело все в воздухе, который через несколько метров начинал стремительно ощущаться, где то под ногами. И подгоняемый криками «давай» «делай» ты уже на топе понимаешь, что лучше отсюда не падать. В общем, в лучших традициях жанра!
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

А потом мы попробовали проджекты (97-й, по-моему) – очень интересное стартовое положение – оно долго не выходило, пока наконец-то я не разобрал ноги – оказалось, правую надо было ставить на самый край камня – тогда ноги враспор, и руки практически не нужны — лишь придерживаешься, перехват и финиш. Вот она – красота короткого хокку – ничего лишнего, но, почему-то цепляет и запоминается!
Проджекты были действительно хороши и интересны. К сожалению, попробовать все не удалось. Да и цели такой себе мы не ставили. Благо и без того хватало проблем, на которых пришлось зарубаться.
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Вывод: молодцы, ребята, открывшие этот район, почистившие эти камни. Спасибо Михаилу Кравченко, который, собственно говоря, и нашел это место, и подготовил его! Дай бог, все планы сбудутся! Да, мегабольших камней немного. Но и стихи не измеряются словами! Главное – цепляет! И, кажется, меня зацепило!
[i]Итого, в сухом остатке, помимо убитых напрочь пальцев и прошлогодних листьев в ботинках и ,почему то, карманах, имеем новый район для болдеринга (оценивать его оставляю право искушенным) с большим числом проблем и удобной транспортной доступностью. Так что, если вы не гонитесь за комфортом гостиничной неги и обучены навыкам выживания с килограммом риса и газовой горелкой, вперед! Попробовать стоит, уверяю Вас!
Присоединяюсь к словам благодарности в адрес организаторов! Только когда сам счищаешь мох с камня понимаешь, какая огромная работа проделала на секторе! Спасибо, за то, что открыли это чудесное место!
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

А еще спасибо всем, кто там был! За эмоции! За мысли! За общение! За то, что все мы друг у друга есть!

Я конечно, не спец, но на этих камнях родилось:

Россыпью камни
На склоне весеннего леса
Радуют нас!

Я лазать хотел,
Но под камнем лежу
необъятным для рук.

Какими горячими могут
Холодные камни бывать
В истертых руках!

Я так вообще последний раз стихи писал в третьем классе, но дабы не выпасть из канвы, тоже, пожалуй, немного добавлю:

В вязаных шапочках, сзади квадрат.
Горсткой на склон семенят.
Хватая размашисто в воздухе что-то
Смеются и громко кричат.

Приходят под камни…
И тут бы, костер,
гитара и петь до утра!
Ан нет, он сюда скалолазить пришел
Бессвязно крича матера.

Жестоко задавлен пассив в потолке
А пятка прижалась к ушам!
И вот он, в стремительно горе-броске
Вздымает свой таз к небесам.

Пускай так предательски ноет плечо,
Залечит, бывало не раз.
И локти в болячках ему нипочем
Еще бы, ведь он – скалолаз!

Voffka & Gu
r

Яндекс.Метрика 10479805